Беседа об истинной духовности и Кандинке

Вопрос: Хорошо, когда решатся все проблемы с землей, и вы построитесь, как вы мыслите себе жизнь там в будущем?

Ответ: У нас есть врачи, учителя, есть те, кто собираются разви­вать сельское хозяйство, есть бизнесмены. Кто-то будет работать или учиться в городе, но большинство, вероятнее всего, будут работать на земле. Вайшнавы также будут собираться по вечерам друг у друга дома, чтобы общаться и воспевать Славу Господа. Храм мы строить не собираемся, поскольку разрешенное использо­вание земли под дачное строительство не предполагает такой возможности. Также мы хотим, чтобы наши дети воспитывались в уважении к труду и в атмосфере согласия, а не в городских подво­ротнях, где их учат курить, изъясняться матом, а то и, не дай Бог, еще чему похуже (вроде наркотиков и беспорядочного секса).

Вопрос: Скажите, а данное начинание не приведет к обособ­лению вайшнавов от внешнего мира, к некой изолированности?

Ответ: Если бы мы хотели обособиться, купили бы себе землю подальше от города. Это было бы намного дешевле и без головной боли. Нет, наоборот, мы хотим, чтобы приезжали гости и видели, как мы живем, без высоких заборов и мирно. Вообще согласно нашей философии истинная духовность всегда инициирует соци­альную инициативу, причем направленную не только на интересы собственной общины и веры, но и на потребности всего общества. Именно такая духовность излечивает от религиозного атеизма с его замкнутостью и отчужденностью. Поселения, подобные на­шему могут создавать представители различных конфессий: хрис­тиане, буддисты и пр. Почему нет? В стране много земли, она есть даже рядом с городами. Вместо того чтобы сидеть в городе в авто­мобильных пробках в надежде заработать денег, которые потом обесценит какой-нибудь кризис, не лучше ли заняться делом, полезным для общества, например, возродить сельское хозяйство? Этот вопрос адресован в первую очередь мужчинам.

Вопрос: Давайте продолжим с того момента, как руководитель миссионерского отдела епархии приехал в Кандинку и сообщил местным жителям плохую новость об окончании их счастливой жизни. Вы пытались после этого общаться с местным населением, что-то объяснять людям?

Ответ: Да, это первое, что мы сделали, узнав о том, что народ “просвещают” на наш счет: мы поехали в местный клуб, чтобы встретиться с людьми. Степаненко приехал, сделал свое дело и уехал, а нам с этими людьми рядом жить. Поскольку с нами были журналисты, нас пустили в клуб (в дальнейшем нас уже не пускали на подобные собрания). Мы увидели достаточно пассивную аудиторию, на фоне которой резко выделялись несколько женщин из местного православного актива, которые кричали нам: “Вы – сектанты, не нужны нам на нашей земле, мы не допустим вас сюда, к нашим детям..”. И т.п. Мы пытались объяснять, что мы люди, что у нас тоже есть дети и мы имеем право на свою веру, что мы не наркоманы и ничем плохим не занимаемся, и так далее. Но стало понятно, что слышать что-то от незнакомых людей, да еще и представленных в определенном свете представителями церкви, никто из выступающих не может или не хочет. Ну, поговорили эмоционально, и мы пошли домой.

Вопрос: А что сейчас происходит в деревне? Как развиваются события?

Ответ: Идет активный сбор подписей у местного населения против нас. Поскольку в Кандинке не все поддерживают кампанию против кришнаитов, пришлось задействовать еще несколько сосед­них поселков, и уже начали собирать подписи в городе. Всего собрали больше пятисот подписей, и соберут гораздо больше. Тактика у них такая: вешают в каждом магазине свои сектобор-ческие статьи из какой-нибудь газеты, о том, что мы наркоманы, насильники и проч., а потом всех агитируют. Что касается города, то по моим данным при всех православных храмах отряжены несколько бабушек, которые подходят к каждому прихожанину и настойчиво предлагают подписать обращение к властям против нас.

Вопрос: Если предположить, что Максим Степаненко искренне убежден, что Общество сознания Кришны является вредной организацией, то его деятельность вполне можно рассматривать как заботу о местном православном населении в Кандинке. Вы не смотрели на происходящее под этим углом зрения?

Ответ: А что это изменит? Реальность происходящего ведь в том, что миссионерским отделом епархии распространяется инфор­мация о нас в основном лживого свойства, а главное – в том, что одних людей настраивают против других на почве религии. Кто будет за это отвечать, случись что? Господин Степаненко, или может быть кто-то из руководителей Церкви возьмет на себя такую ответственность? Страдают ведь в подобных случаях простые люди, руками которых осуществляются интересы организаций. О какой искренности может идти речь без порядочности? Проблема в том, что апологетика не предполагает обращение к совести, с сектантами-то зачем церемониться? Вообще, это интересный момент, на котором стоит остановиться. Максим Степаненко, когда говорит о нас, всегда любит что-то сказать о нашем “лукавстве”, но это для отвода глаз, чтобы никто не догадался, кто же на самом деле не может без этого. Я приведу одно или два его утверждения в СМИ о нашем проекте, для иллюстрации. “Общество сознания Кришны строит капище на арендованной земле”. Здесь мы имеем дело просто с намеренным обманом общественности. Человек знал от главы местной администрации, что земля в собственности, причем не Общества сознания Кришны, а частных лиц. А что строится совсем не “капище” (не храм, если говорить на челове­ческом языке), а большой частный дом он должен был понять, когда был на стройплощадке и видел, что в доме много комнат и нет большого зала для собраний. Возможно, он того не заметил, тогда его утверждение о “капище” следует считать просто инсинуацией, а не сознательным обманом. Возьмем другое высказывание: “Жители Кандинки и других окрестных деревень обеспокоены … и собирают подписи…”. Это лукавство мы уже проходили: что обеспокоенность жителей создается специально и подогревается Максимом Степаненко, который показывает в местном клубе сфабрикованные против вайшнавизма фильмы и другие порочащие материалы, а сбор подписей по деревням осуществляет местный православный актив из нескольких человек под чутким руковод­ством руководителя миссионерского отдела епархии.

Фактически, данная деятельность попадает под статью Уголов­ного Кодекса “О разжигании межрелигиозной розни”, поэтому мы подали соответствующее заявление в Прокуратуру. Посмотрим, решится ли наша Прокуратура возбудить уголовное дело против представителя епархии. Наш герой сумел сказать о проекте только две правды: это то, что мы вообще строимся, и то, что не оформили пока разрешенное использование земли. Остальное – так назы­ваемый “черный пиар”. Максим Степаненко и другие подобные ему люди являются жертвами религиозного атеизма, и мне их просто по-человечески жаль. Может быть, среди них есть и люди-то неплохие, но зачем берутся служить в религии тому, что не от Бога? Религия призвана нести духовные ценности, но вместо этого зачастую не дотягивает даже до человеческого уровня. Обычный мирской человек, если ему причиняет беспокойство поведение другого человека, высказывает свои претензии лично и прямо, пытается понять другую сторону и прийти к общему решению.

Он не считает, что правда только на его стороне. И только если видит, что с другой стороны нет желания сотрудничать, тогда он может прибегнуть к односторонним мерам решения проблем, в том числе и силовым. Те же, кто сразу начинают с односторонних мер, являются агрессорами, атеистами. Атеисты уже все для себя решили; “партия” указала им на “врагов” и они знают также, что “истина” на их стороне. Эти люди не просто сами заражены виру­сом атеизма, но и активно распространяют эту опасную для общес­тва инфекцию повсюду, через СМИ, Церковь, и даже пытаются добраться до светских образовательных учреждений.

4

Оставить комментарий